некоммерческий независимый интернет-проект
УДМУРТОЛОГИЯ
удмуртский научно-культурный информационный портал
главная страница
новости портала
поиск

наши проекты

Изучение
удмуртского языка


Удмуртские шрифты и раскладки

Первый
удмуртский
форум


Каталог
удмуртских
сайтов


Удмуртский национальный интернет

Научная
библиотека


Геральдика
Удмуртии


Сайт Дениса
Сахарных


обратная связь
благодарности

дружественные
проекты

Википедия
удмурт кылын


Научный журнал
«ИДНАКАР»


Магазин
«Сделано в Удмуртии»


Ethnic Radio

РуссоВекс

Книги Удмуртии –
почтой


Удмурт блог
Романа Романова


UdmOrt.ru

Ошмесдинь
научная библиотека

Дмитрий Репников

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА И НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ УДМУРТСКОЙ АССР

Издано: Репников, Д. В. Великая Отечественная война и новые направления в деятельности органов государственного управления Удмуртской АССР // Удмуртия в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: материалы респ. науч.-практ. конф., посвящ. 60-летию Победы. – Ижевск, 2005. – С. 143–154. Оригинальная разбивка на страницы сохранена (обозначена в местах разрыва цифрами голубого цвета в квадратных скобках).

Начало Великой Отечественной войны поставило перед Советским государством и его органами на всех уровнях комплекс принципиально новых задач, необходимость решения которых потребовала, в свою очередь, организации новых государственно-управленческих структур — временных управлений, комитетов, бюро, комиссий и др.

Одной из важнейших задач, с которой органам государственного управления СССР пришлось столкнуться уже в первые дни войны, явилась организация своевременной эвакуации из оказавшихся под угрозой немецкой оккупации прифронтовых районов в тыловые регионы страны промышленных предприятий, разного рода учреждений, материальных и людских ресурсов.

Для её разрешения 24 июня 1941 г. совместным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 1740–748сс при союзном Правительстве был создан Совет по эвакуации1. Однако уже 16 июля 1941 г., в связи с особой важностью проблемы, постановлением Государственного Комитета Обороны № 173с Совет по эвакуации был переподчинён непосредственно [стр. 144] ГКО, а 26 сентября 1941 г., в связи с расширением работы Совета, постановлением ГКО № 715с при нём было организовано Управление по эвакуации населения, на которое была возложена функция контроля за движением поездов с эвакуированными и регулирование размещения мигрантов по регионам2.

Соответствующие государственные структуры были созданы и при СНК союзных и автономных республик СССР с возложением на них функций координации и общего руководства эвакуационными мероприятиями на подведомственных территориях.

Система специальных государственных органов, образованных при Правительстве Удмуртии и осуществлявших под его контролем руководство процессом эвакуации на территории республики, складывалась постепенно.

Уже в июне 1941 г. в соответствии с постановлением СНК УАССР № 1256 при республиканском Правительстве была создана Комиссия по приёму и размещению эвакуированного населения из районов военных действий (зампред СНК УАССР К. П. Ардашев (председатель), секретарь ОК ВКП(б) Николаев, замнаркома НКВД УАССР Попченко), в распоряжение которой, для оперативного решения поставленных перед нею задач, был передан аппарат наркоматов УАССР3.

С 21 июля 1941 г. руководство эвакуационными мероприятиями на территории Удмуртии стал осуществлять созданный на основании постановления СНК УАССР № 1321 от 4 июля 1941 г. Переселенческий отдел (первоначально — управление) при СНК УАССР (начальник — К. П. Ардашев, с 18 июля 1941 г. — Ф. А. Ложкин)4.

16 октября 1941 г. в соответствии с постановлением ГКО от 20 сентября 1941 г. в республике была введена должность Уполномоченного Управления Совета эвакуации по УАССР (с декабря 1941 г. — Управления по эвакуации [стр. 145] населения по УАССР), в ведение которого на основании постановления СНК УАССР от 17 октября 1941 г. был передан Переселенческий отдел5.

Наконец, на основании постановлений СНК РСФСР № 46/13с от 6 февраля 1942 г. и СНК УАССР № 266 от 27 февраля 1942 г., с 1 марта 1942 г. при Правительстве республики был организован Отдел по хозяйственному устройству эвакуированного населения, который действовал до 5 октября 1945 г. (начальник — Я. В. Широбоков, общее руководство — зампред СНК УАССР А. В. Соловьёв)6.

В отличие от вышеупомянутой Комиссии, которая не имела собственного аппарата, созданные впоследствии для руководства эвакуационным процессом государственно-управленческие структуры им обладали. Так, штат Переселенческого управления при СНК УАССР и, впоследствии, аппарата Уполномоченного Управления по эвакуации населения по УАССР составлял 11 человек7.

Более того, во исполнение распоряжения СНК СССР № 10209 от 15 ноября 1941 г., 12 декабря 1941 г. СНК УАССР принял постановление № 2307 «Об учреждении института уполномоченных в городах и инспекторов в районах Управления по эвакуации населения», которым ввёл должности уполномоченных и инспекторов Управления, соответственно, в г.г. Сарапуле и Ижевске (с аппаратом по три человека) и в районах УАССР8.

Впоследствии, однако, штатный контингент органов государственного управления эвакуационными мероприятиями был сокращён, что, в принципе, соответствовало общей тенденции развития советского государственного аппарата в годы войны.

Так, аппарат Отдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения, в соответствии с вышеупомянутым постановлением СНК УАССР, был утверждён в количестве девяти человек. Одновременно учреждались должности уполномоченных Отдела в г.г. Ижевске и Сарапуле (с аппаратом по три человека), инспекторов по трудоустройству эваконаселения в г.г. Глазове, Воткинске и Можге (по три человека), инспекторов по трудоустройству эвакуированного населения в большинстве районов УАССР9. Но уже 22 мая [стр. 146] 1942 г., во изменение этого своего постановления и во исполнение постановления СНК РСФСР № 135 от 20 марта 1942 г., СНК УАССР было принято постановление № 831 «О структуре и штатах Отдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения при СНК УАССР», в соответствии с которым штат Отдела с 1 июня 1942 г. сокращался до шести человек, инспекторов в городах и районах — до одного человека»10.

В течение войны основными в деятельности вновь образованных государственных структур были такие направления, как учёт численности эваконаселения, который был необходим для решения вопросов его трудоустройства и выработки планов по его продовольственному снабжению и т. д.; материальное обеспечение эвакуированных и, прежде всего, решение ещё более обострившегося в годы войны жилищного вопроса; трудоустройство размещённого на территории Удмуртии эваконаселения; а ближе к концу войны — организация реэвакуации жителей оккупированных территорий по мере их освобождения, и реализация государственной программы перераспределения трудовых ресурсов по регионам СССР11.

Теснейшим образом с проблемами эвакуации гражданского населения была связана деятельность государственных органов СССР по приёму и обустройству оставшихся без родителей эвакуированных детей и проведению мероприятий по предупреждению детской беспризорности и безнадзорности в условиях войны.

Решая эту важнейшую государственную проблему, 23 января 1942 г. СНК СССР принял постановление № 75, которым предписал образовать при совнаркомах АССР и исполкомах местных Советов специальные структурные подразделения — Комиссии по устройству детей, оставшихся без родителей12.

[стр. 147] Во исполнение данного постановления, 6 февраля 1942 г. Совнаркомом УАССР, в свою очередь, было принято постановление № 172 «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», в соответствии с которым при республиканском Правительстве была образована соответствующая комиссия (председатель — зампред СНК УАССР П. Ф. Шишов, члены — наркомпрос УАССР П. Г. Наговицын, замнаркомздрав УАССР Меркурьева, зам. начальника Управления милиции НКВД УАССР Фалевич, секретарь ОК ВЛКСМ Волкова, председатель рескома Союза НСШ Алексеева и председатель ОК Союза Медсантруд Порошина). Постановление предусматривало также создание подобных комиссий и при исполкомах гор(рай)советов республики13.

Комиссия по устройству детей, оставшихся без родителей при Совнаркоме УАССР не имела собственного рабочего аппарата и в ходе своей деятельности опиралась на аппараты Правительства, Наркомпроса, Наркомздрава, Наркомсобеса, НКВД УАССР и общественные организации республики, что способствовало выполнению такой её функции, как объединение и согласование деятельности государственных органов и общественных организаций по оказанию помощи детям, нуждавшимся в таковой.

Согласно Положения о Комиссиях по устройству детей, оставшихся без родителей, комплекс мер, предпринимавшихся ими в ходе борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью и предупреждения последних, был достаточно широк — от оказания единовременной помощи, оформления патронирования, опеки, усыновления детей, определения их в детские дома либо трудоустройства, до привлечения общественных организаций, предприятий, учреждений к шефству над детскими домами, содействия последним в организации процесса воспитания и профессионального обучения детей, наблюдения за своевременным снабжением детдомов продуктами, промтоварами, их медико-санитарным состоянием и медобслуживанием детей, создания общественного актива для практического участия в устройстве детей, оставшихся без родителей, и осуществления общественного контроля как за работой детдомов, так и за условиями жизни патронированных и трудоустроенных детей, и др.14

[стр. 148] В целом за годы Великой Отечественной войны Комиссией был проделан большой объём работы по «приёму и устройству эвакуированных приютов, открытию новых. …по материальному снабжению, развёртыванию питания и налаживанию быта юных воспитанников». За время своего существования «с апреля 1942 г. по 15 июня 1945 г. она провела 23 заседания, периодически заслушивала отчёты о работе на местах»15.

Важное место в системе возникших в связи с войной государственных органов СССР занимала ЧГК — Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР, созданная указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 г.16

Её образование было связано с необходимостью проведения более полного учёта размеров причинённого немецкой оккупацией Советскому государству материального ущерба путём обобщения документальных данных, уже собранных государственными органами в результате проводившейся ими работы17.

Поскольку ЧГК не располагала собственным аппаратом, то для более оперативного выполнения возложенных на неё функций, ей было предоставлено право «поручать надлежащим органам производить расследования, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные документальные данные, относящиеся к… преступным действиям гитлеровских оккупантов и их сообщников», а на местные государственные органы, в свою очередь, была возложена обязанность оказывать ЧГК всемерное содействие в её работе18.

Более того, в целях оказания помощи ЧГК и для более полного учёта размеров ущерба причинённого немецкой оккупацией, в освобождённых от последней районах были образованы республиканские, краевые, областные и городские комиссии. В районах же, не подвергшихся оккупации, [стр. 149] всю работу в этой области проводили СНК союзных и автономных республик и край(обл)советы депутатов трудящихся19.

25 августа 1944 г. СНК УАССР принял постановление № 1104 «Об определении ущерба, причинённого проживающим на территории УАССР советским гражданам и их имуществу вторжением и разбойничьими действиями немецко-фашистских оккупантов и их пособников». Согласно последнему при Правительстве республики была образована соответствующая комиссия (председатель — зампред СНК УАССР А. Г. Воронцов), которая должна была «провести на территории УАССР в период с 6 сентября по 1 октября с. г. на основании заявлений потерпевших граждан СССР, учёт ущерба, причинённого им и их имуществу вторжением и разбойничьими действиями немецко-фашистских оккупантов и их пособников»20

По выполнении комиссией поставленных перед нею задач и отправки собранных в результате её работы материалов в распоряжение ЧГК при СНК СССР, 10 ноября 1944 г. СНК УАССР принял постановление № 1340 «Об итогах проведённой работы по учёту ущерба, причинённого немецко-фашистскими оккупантами и их сообщниками гражданам Советского Союза, проживающим на территории УАССР», в котором указал: «Считать работу по учёту ущерба законченной и созданную комиссию при СНК распустить»21.

Особое место в работе органов государственного управления СССР в годы Великой Отечественной войны занимала забота о семьях военнослужащих.

Уже в самом начале войны Президиумом Верховного Совета и СНК СССР был принят ряд указов и постановлений в направлении оказания материальной помощи семьям военнослужащих путём предоставления им льгот по налогам, обязательным госпоставкам, квартплате, устройству и обучению детей22.

В течение первых полутора лет войны реализация этих и других нормативных актов производилось через систему Наркомсобеса СССР. Однако особое внимание, которое уделялось Советским государством работе в данном [стр. 150] направлении, привело к созданию в этой области государственного управления специальных органов — в начале 1943 г. при СНК СССР было организовано Управление по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих23, в ведение которого были переданы вопросы, касавшиеся соцобеспечения семей военнослужащих.

Подразделения Управления были организованы при СНК союзных и автономных республик и исполкомах местных Советов. В Удмуртской АССР они были созданы в соответствии с указом Президиума Верховного Совета республики «Об образовании при СНК УАССР, исполкомах городских и районных Советов депутатов трудящихся отделов по гособеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих» от 18 февраля 1943 г. (изданного на основании указа Президиума ВС РСФСР от 27 января 1943 г.). К их компетенции было отнесено решение вопросов обеспечения семей пенсиями и пособиями, предоставления установленных законом льгот, осуществления трудоустройства и проведения мероприятий по удовлетворению их материально-бытовых нужд, рассмотрения жалоб и заявлений семей военнослужащих и принятия по ним необходимых мер24.

Отдел функционировал вплоть до окончания войны и был ликвидирован в августе 1946 г.25

Непосредственное отношение к деятельности государственных органов УАССР по вышеперечисленным направлениям (руководство эвакуацией, устройство оставшихся без родителей детей, забота о семьях военнослужащих и о пострадавших от немецкой оккупации советских гражданах) имело создание при СНК УАССР (постановление № 697 от 14 мая 1943 г.) постоянной Комиссии по приёму, учёту, организации хранения и распределения вещей, выделенных со складов исполкома Союза Общества Красного Креста и Красного Полумесяца СССР (председатель — зампред СНК УАССР А. Г. Воронцов, члены — председатель ОК Красного Креста УАССР А. С. Швецова, зав. Отделом по хозустройству эваконаселения при СНК УАССР Я. В. Широбоков, наркомпрос УАССР Е. А. Никифорова, наркомсобес УАССР Г. А. Ефремов)26.

[стр. 151] Комиссия была образована в соответствии с указанием СНК РСФСР и СОККиКП СССР за № СП-1/3 от 10 мая 1943 г. для организации оказания адресной социальной помощи особо нуждавшимся в последней семьям военнослужащих, эвакуированным гражданам, семьям, пострадавшим от немецкой оккупации, а также детям-сиротам за счёт фондов СОККиКП СССР. Подразделения Комиссии были созданы также и при исполкомах гор(рай)советов Удмуртии27.

Одной из важнейших проблем в деятельности советских государственных органов в 1941—1945 гг. являлась связанная с задачей организации бесперебойной работы всего народнохозяйственного комплекса страны проблема трудовых ресурсов.

В связи с тем, что уже в первые дни войны в РККА были мобилизованы миллионы советских людей, в том числе сотни тысяч квалифицированных рабочих, произошло резкое сокращение численности рабочей силы. Вследствие этого, перед Советским государством и его органами встала задача организации её мобилизации, обучения и распределения в народном хозяйстве. В этих целях 30 июня 1941 г. при СНК СССР был создан Комитет по учёту и распределению рабочей силы, который рассматривал поступавшие от предприятий и строек запросы на рабсилу и давал распоряжения о мобилизации и распределении последней для оборонных нужд28.

29 июля и 9 сентября 1941 г., соответственно, вновь созданный Комитет и Главное управление трудовых резервов при СНК СССР издали распоряжения об образовании соответствующих государственных структур на местах. Во исполнение последних 19 сентября 1941 г. СНК УАССР было принято постановление № 1850 «О создании группы по учёту трудовых ресурсов при Республиканском управлении трудовых резервов и проведении учёта квалифицированных рабочих, работающих не по своей специальности» (председатель — начальник Управления трудрезервов С. Н. Наумов). Главными её функциями были «учёт по профессиям населения прибывающего в порядке эвакуации в республику, а также освобождающейся рабочей силы из отдельных предприятий, учреждений республики» и проверка «выполнения распоряжений… комитета… предприятиями и учреждениями… Удмуртской АССР». Вместе с тем, [стр. 152] постановление обязывало «руководителей республиканских, советских, хозяйственных организаций и промышленных предприятий, а также начальника переселенческого отдела при СНК представлять систематически в группу по учёту трудовых ресурсов сведения об освобождающейся квалифицированной рабочей силе, а также прибытии в порядке эвакуации населения по профессиям»29.

Впоследствии система государственно-управленческих структур, осуществлявших руководство процессами мобилизации и распределения рабочей силы, подверглась реорганизации. 5 ноября 1942 г. СНК СССР принял постановление № 1781, которым обязал СНК союзных (кроме РСФСР) и автономных республик СССР и исполкомы обл(край)советов депутатов трудящихся организовать на местах в качестве рабочих органов Комитета по учёту и распределению рабочей силы при СНК СССР бюро по учёту и распределению рабочей силы30.

В соответствии с данным постановлением 15 января 1943 г. СНК УАССР принял постановление № 45 «О создании бюро по учёту и распределению рабочей силы при СНК УАССР» (заведующий — зампред СНК УАССР А. В. Тарасов). В его функции, согласно постановления, входило предварительное рассмотрение всех поступавших в СНК УАССР ходатайств наркоматов и других учреждений республики по вопросам обеспечения предприятий и строек рабочей силой. Аналогичные бюро были созданы и при исполкомах Ижевского, Воткинского и Сарапульского горсоветов31.

В годы Великой Отечественной войны исключительное значение приобрёл вопрос организации снабжения городского населения СССР продовольственными товарами, что было обусловлено переходом к нормированному распределению последних. С 1 ноября 1941 г. карточная система действовала уже во всех городах и рабочих посёлках страны32.

В целях централизованной организации процесса на всех уровнях государственного управления были созданы соответствующие государственные структуры. В частности, в Удмуртии постановлением республиканского Правительства № 1840 от 19 сентября 1941 г. при Наркомторге [стр. 153] УАССР было образовано Бюро по выдаче карточек на хлеб, сахар и кондитерские изделия33, которое действовало в течение всего периода войны.

Однако необходимость борьбы с получившими широкое распространение фактами нарушений правил карточной системы и всякого рода злоупотреблениями вызвала потребность в регулярной организации специальных временных комиссий, которые занимались сплошной проверкой карточных контингентов.

В Удмуртии такие республиканские комиссии при Правительстве создавались на основании распоряжений СНК РСФСР совместными постановлениями СНК УАССР и Бюро Удмуртского ОК ВКП(б) во главе с одним из зампредов СНК УАССР и были призваны осуществить проверку правильности выдачи продовольственных карточек предприятиями, учреждениями, организациями, домоуправлениями, общежитиями и т. д., а также руководить работой соответствующих городских и районных комиссий по осуществлению указанной проверки34.

По выполнении комиссиями по сплошной проверке карточных контингентов своих функций, СНК УАССР принимал постановления об их роспуске35.

Таким образом, Великая Отечественная война значительно расширила объём и виды деятельности органов государственного управления СССР всех уровней за счёт задач военно-мобилизационного характера. Обусловленное последними образование новых управленческих структур, перераспределение компетенции между ними и уже имевшимися органами государственного управления, преследовало цель максимально приспособить государственную систему к новым условиям. При этом наиболее характерными особенностями функционирования создававшихся в 1941–1945 гг. специальных государственных органов было то, что большинство из них, во-первых, не имели собственного аппарата и использовали аппарат существовавших органов; во-вторых, их деятельность носила временный характер, и они упразднялись по мере выполнения поставленных перед ними задач. И, в-третьих, следует заметить, что сформировавшаяся в предвоенные годы единая система государственного [стр. 154] управления СССР, в структуру которой были встроены и государственные органы Удмуртии, и в основе функционирования которой лежал принцип «демократического централизма», в годы войны не претерпела в этом смысле серьёзных изменений. Сопровождавшее организацию новых управленческих структур при СНК СССР создание аналогичных органов при СНК союзных и автономных республик и исполкомах местных Советов являлось, на наш взгляд, одним из проявлений действия указанного принципа — непосредственным отражением на региональном уровне процессов, происходивших на союзном уровне.

Примечания

1 История государственного управления в России (X–XXI вв.): Хрестоматия. – М., 2003. – С. 362.

2 Данилов В. Н. Советское государство в Великой Отечественной войне: феномен чрезвычайных органов власти 1941–1945 гг. – Саратов, 2002. – С. 85–86.

3 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. – Л. 531.

4 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. – Л. 554об, 597; Органы государственной власти и управления Удмуртской АССР (1918–1980 гг.): справочник (по материалам государственных архивов). – Устинов, 1986. – С. 220–221; Родионов Н. А. Приём, размещение и трудовая деятельность эвакуированного населения в Удмуртской АССР (1941–1945 гг.) // В годы суровых испытаний: о ратном и трудовом подвиге сынов и дочерей Удмуртии: сб. ст. – Устинов, 1986. – С. 151.

5 Органы государственной власти и управления Удмуртской АССР (1918–1980 гг.): справочник (по материалам государственных архивов). – Устинов, 1986. – С. 220–221; Родионов Н. А. Приём, размещение и трудовая деятельность эвакуированного населения в Удмуртской АССР (1941–1945 гг.) // В годы суровых испытаний: о ратном и трудовом подвиге сынов и дочерей Удмуртии: сб. ст. – Устинов, 1986. – С. 151.

6 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 415. – Л. 90об; Органы государственной власти и управления Удмуртской АССР (1918–1980 гг.): справочник (по материалам государственных архивов). – Устинов, 1986. – С. 220–221; Родионов Н. А. Приём, размещение и трудовая деятельность эвакуированного населения в Удмуртской АССР (1941–1945 гг.) // В годы суровых испытаний: о ратном и трудовом подвиге сынов и дочерей Удмуртии: сб. ст. – Устинов, 1986. – С. 151.

7 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. – Л. 554об, 870об.

8 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. – Л. 874.

9 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 415. – Л. 90об.

10 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 415. – Л. 276об.

11 См.: Родионов Н. А. Интернационализм трудящихся Удмуртии // Советская Удмуртия в годы Великой Отечественной войны. – Устинов, 1985. – С. 161–163; Он же. Приём, размещение и трудовая деятельность эвакуированного населения в Удмуртской АССР (1941–1945 гг.) // В годы суровых испытаний: о ратном и трудовом подвиге сынов и дочерей Удмуртии: сб. ст. – Устинов, 1986. – С. 149–150, 152–156; Он же. Реэвакуация советских и иностранных граждан из Удмуртской АССР в 1943–1948 гг. // Новые исследования по истории Удмуртии: сб. ст. – Ижевск, 1991. – С. 189, 191–192; Удмуртия в период Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). – Ижевск, 1996. – С. 34, 46–52, 299–300.

12 См.: Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и постановлений Правительства РСФСР. 1935–1945 гг. – М., 1949. – С. 371–372. – Т. 4.

13 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 415. – Л. 55.

14 См.: Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и постановлений Правительства РСФСР. 1935—1945 гг. – М., 1949. – С. 371–372. – Т. 4.

15 Поломский [Родионов] Н. А. Забота трудящихся Удмуртской АССР о детях, оставшихся без родителей в годы войны // Удмуртская АССР — фронту (патриотические движения населения республики в 1941–1945 гг.): сб. ст. – Ижевск, 1988. – С. 112–114.

16 Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 – июль 1956 гг.). – М., 1956. – С. 96–98.

17 Там же.

18 Там же.

19 Синицын А. М. Чрезвычайные органы Советского государства в годы Великой Отечественной войны // Вопр. истории. – 1955. – № 2. – С. 40–41.

20 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 535. – Л. 430об–431.

21 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 535. – Л. 507.

22 Стрижков Ю. К. Совет Народных Комиссаров СССР в первые месяцы Великой Отечественной войны // История СССР. – 1980. – № 3. – С. 33.

23 Лунев А. Е. Организаторская деятельность органов государственного управления в 1941—1945 гг. // Советское государство и право. – 1975. – № 5. – С. 13.

24 ЦГА УР. – Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 345. – Л. 3.

25 Органы государственной власти и управления Удмуртской АССР (1918–1980 гг.): справочник (по материалам государственных архивов). – Устинов, 1986. – С. 221–222.

26 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 475. – Л. 365–365об.

27 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 475. – Л. 365–365об.

28 Синицын А. М. Чрезвычайные органы Советского государства в годы Великой Отечественной войны // Вопр. истории. – 1955. – № 2. – С. 38.

29 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. – Л. 736об–737.

30 Синицын А. М. Чрезвычайные органы Советского государства в годы Великой Отечественной войны // Вопр. истории. – 1955. – № 2. – С. 38.

31 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 475. – Л. 578об.

32 Стрижков Ю. К. Совет Народных Комиссаров СССР в первые месяцы Великой Отечественной войны // История СССР. – 1980. – № 3. – С. 33.

33 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. – Л. 734.

34 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 535. – Л. 256.

35 ЦГА УР. – Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 608. – Л. 29–30.



Услуги риэлтора для продажи или покупки квартиры

Подпишись!
Будь в курсе новостей сайта «Удмуртология»
и других удмуртских интернет-проектов


Рассылки Subscribe.Ru Рассылки Yahoo!
Новости удмуртского
национального интернета



Новости удмуртского
национального интернета



URL данной страницы:
http://www.udmurt.info/library/repnikov/novnapravl.htm


наш баннер
Udmurtology
каталоги
Rambler's Top100
Находится в каталоге Апорт
AllBest.Ru






WebList.Ru
 
Denis Sacharnych 2002-2009. Положение об использовании материалов сайта